26
Янв2018

Я сам вырос в моноэтническом Петербурге

Я сам вырос в моноэтническом Петербурге (тогда он назывался по-другому) и потому никаких особых проблем с нацменьшинствами в детстве не ощущал.

Хорошо помню, как в начале 90-х в появились первые беженцы из бывших советских республик. Их проблем нам было просто не понять. Чуть ранее появились армяне, спасавшиеся от землетрясения, но их было немного. Постепенно ситуация изменилась. Уроженцы тех мест, где преследовали русских, сами приехали к нам. Больше всего это отразилось на безопасности – убийства и изнасилования с этническим компонентом стали обычным делом. Этнические мафии протянули свои щупальца повсюду. Сначала это были обычные ОПГ, занимавшиеся наркоторговлей, похищениями, угонами, разбоями, грабежами и т.д. Со временем появились и радикальные исламисты и в городе произошёл первый теракт – взорвали метро. Возникли места компактного проживания мигрантов – этнические гетто, напоминающие параллельное государство среди российского государства, подпольные мечети, инфраструктура не пересекающаяся с нашей. 

Констатирую, что превращение Петербурга из тихого моноэтнического города в многонациональную клоаку сделала жизнь горожан более беспокойной, тревожной. Есть города в стране, остающиеся преимущественно русскими, их жители пока не понимают всех особенностей многонационального уклада, у них свои проблемы, а наши могут казаться надуманными. Но лучше бы им прислушаться к нам – испытавшим многонациональность на себе.

Дмитрий Бобров, 25 января 2018

Источник: https://vk.com/wall54994587_73379

P.S.: Поддержка политбеженца Д. Боброва: карта Сбербанка 5336 6900 6767 1067.

Подписывайтесь на канал Дмитрия Боброва в Telegram.
Прочитано 52 раз
Оцените материал
(1 Голосовать)