07
Нояб2017

Альтернативная история

Популярный литературный жанр альтернативной истории может основываться на допущении, что какое-то важное событие (а может, на первый взгляд, и незначительное) может повлиять на ход событий кардинальным образом, изменив будущее.

Например, в романе Виктора Пелевина «Любовь к трём цукербринам» сотник самообороны украинского евромайдана Гаврило, получив в воротник окурок, брошенный с балкона, попадает под грузовик. В итоге Янукович сохраняет свой золотой батон, и колёса истории не совершают резкого движения туда, куда они двинулись в нашей реальности. Крым не вернулся в Россию, на Донбассе не заполыхала война, санкции не введены и т.д. 

Для второй мировой войны таким событием могла бы стать битва под Москвой, проигранная Красной армией. Она бы могла стать точкой невозврата, после прохождения которой распад большевистской системы принял необратимый характер. Взятие немцами столицы Союза и хаотичное бегство из неё советского руководства стало бы важным фактором психологического характера, подрывающим и без того слабую веру в совершенство сталинского общественного строя и в силу армии.

Если бы сюда присовокупилось нарушение японцами договора о ненападении (это реально могло произойти в случае другого исхода битвы под Москвой), то история наверняка бы пошла по другому пути. Квантунская армия могла разгромить советские войска на Дальнем Востоке, либо, по крайней мере, нанести им значительные потери, связать крупные силы противника, отрезать пути снабжения советской армии, сражающейся на европейском театре военных действий, постепенно оккупировать большие территории ДВ и Сибири.

Турция, видя победы стран Оси, могла бы выступить на их стороне, добавив на чашу весов более сорока дивизий, 370 самолётов и флот.

Интересно, к чему бы мы пришли к 2017 году в случае такого исторического поворота?

Ключевой вопрос это политика немцев в отношении будущего России. Повальная германизация русских территорий, то есть попытка сделать Россию Германией или создание зависимого российского государства с прогерманским режимом?

Стремление к первому исходу, конечно, существовало и в определённые моменты времени у руководства германского райха доминировало. Вместе с тем отношение к проблеме менялось в зависимости от хода боевых действий. Предполагаю, что даже с учётом перечисленных допущений, при условии, что за Советами временно остались такие важные промышленные центры, как Новосибирск, Екатеринбург, Вятка, Челябинск, Саратов, Магнитогорск, Казань и др., война могла бы затянуться на два-три года, что послужило бы изменению отношения к русским (как и в реальной истории). В январе 1945 года Россия получила статус союзной с Германией державы, то есть возникли предпосылки для того, чтобы в случае победы последней в России возник режим подобный Вишистской Франции.

Сюда следует добавить некоторые аргументы объективного характера. Полная германизация России выглядит лёгким делом на словах, но на деле никогда не могла быть завершена. Отдельные территории немцы вполне могли бы присоединить и закрепить за собой, также как в нашей реальности были советизированы и полонизированы некоторые части райха. Целиком подчинить огромный народ можно временно с помощью военных и полицейских мер, но невозможно его полностью растворить, лишив всех разом самосознания. Большевики и их наследники уже сто лет бьются над этой задачей, но по-прежнему далеки от её разрешения.

Уместно вспомнить Польшу, более ста лет находившуюся под властью Российской Империи, регулярно восстававшую, несмотря ни на что хранившую свою внутреннюю идентичность и, в конце концов, добившуюся суверенитета в результате собственного упорства и стечения исторических обстоятельств. Русский националист Михаил Меньшиков, кстати говоря, считал присоединение Польши большой политической ошибкой, и думаю, что был совершенно прав.

Также и Россия в случае победы Третьего райха над СССР рано или поздно неизбежно возродилась бы как формально независимое государство со всеми атрибутами оного – органами самоуправления, национальной интеллигенцией, Церковью (собственно стремительное возрождение церковной организации и религиозного народного движения сразу же после освобождения земель от большевиков – исторический факт), единой образовательной системой, силами самообороны, полицией, внутренней политической жизнью и т.д.

Разумеется, во главе новой России стояли бы по согласованию с немецким руководством компрадоры и ирония судьбы заключается в том, что во многих аспектах своей риторики и деятельности они не особенно и отличались бы от современных властителей РФ. Возвёдённое в жизненный культ сребролюбие, сильная культурная и мировоззренческая зависимость от стран Запада, экономика, ориентированная на обслуживание сырьевых интересов Европы, повальная коррупция, патриотические лозунги, а на деле лояльность наднациональным центрам и пренебрежение национальными интересами – национал-предатели в любых исторических ситуациях одинаковы. Но существовало бы и патриотическое крыло или подполье, которое ведёт борьбу в условиях немногим худших, чем в нынешней РФ, а скорее, наоборот, с претензией на получение власти в какие-то кризисные моменты. Возможно, что в течение десятилетий происходили бы восстания подобные польским, партизанская борьба, акции гражданского неповиновения, забастовки и прочее.

Считаю, что в случае победы Германии во второй мировой войне велика вероятность того, что к 2017 году Россия, лишившись многих территорий, тем не менее, возродила бы суверенность вероятно в форме парламентской республики национально-демократического толка. Кстати говоря, это могла бы быть и конституционная монархия.

Что же в новой реальности случилось с коммунистами, и могли ли они стать центром сбора сил сопротивления? Думаю, что с ними было бы всё ровно то, что произошло при реальном падении большевизма в 1991 году. В лучшем случае бежавшие советские коммунисты превратились бы в этнокультурную группу населения Китая (нечто вроде гоминьданцев), представляющего собой два десятка территорий, контролируемых японцами, китайскими националистами и коммунистами.

Насколько отличалось бы положение русских после поражения СССР во второй мировой войне в лучшую или в худшую сторону? На этот вопрос у меня нет однозначного ответа. Мы потеряли большие территории и подверглись геноциду и в нашей реальности. Россия сейчас формально независимая страна, а на деле управляется бандой, всеми силами поддерживающей низкий уровень жизни и экономическую неразвитость. Русским – дешёвый алкоголь, наркотики, как можно больше абортов и никакой медицины. Можно приписывать данные намерения Гитлеру, но такую политику проводит Путин. Как бы ни складывалась история, мы должны бороться за свои интересы, рисковать, жертвовать, сражаться. И не надеяться на то, что кто-то из каких-то альтруистических убеждений вдруг поможет нам.

Дмитрий Бобров, 7 ноября 2017

Источник: https://vk.com/wall54994587_72424

P.S.: Поддержка политбеженца Д. Боброва: карта Сбербанка 5336 6900 6767 1067.

Подписывайтесь на канал Дмитрия Боброва в Telegram.
Прочитано 56 раз
Оцените материал
(0 голосов)