23
Сен2017

Поддержка политбеженца Дмитрия Боброва

С 2009 года, когда я вышел на свободу после шестилетнего пыточного заключения, на меня оказывалось массированное давление в связи с моими взглядами. Подчёркиваю, что речь идёт о преследовании исключительно по политическим мотивам, ведь за эти годы я и пальцем не тронул ни одного противника и публично выступал за изменения в стране только путём народного волеизъявления, которые, по моему мнению, должны заключаться в социальных реформах и в изменении законов в установленном Конституцией порядке в интересах людей. 

Если описывать подробно, как на меня давили с той целью, чтобы я отказался от открытого заявления своих политических и идеологических позиций, то можно написать целую книгу. В ход были пущены: вызовы на профилактические беседы, административные аресты, запугивание родственников, блокировка банковских счетов, двухлетняя подписка о невыезде из Санкт-Петербурга, запрет организации, которую я возглавлял, провокации, необоснованные задержания, избиения спецназом, пять обысков в моей квартире, многие десятки визитов сотрудников ФСБ, прокуратуры, ЦПЭ, угрозыска и прочих, сводящиеся к дежурству у моих дверей и к тому, что доблестные сотрудники не нашли себе лучшего применения, кроме как бить в мою дверь ногами и руками в течение целых часов и так в течение шести лет еженедельно.

В 2015 году путинские силовики сфабриковали против меня уголовное дело за пост в ВКонтакте, где нет ни одного доказательства того, что я опубликовал его, зато есть свидетельские показания людей, с которыми я вообще лично не знаком, а также данные провайдера о том, что в указанное время у меня не было соединения с интернетом, а айпи данного поста не соответствует моему. В ходе судебного процесса стало ясно, что судья не стоит на стороне законности, поскольку она отказалась признавать недопустимыми доказательства, полученные с нарушением УПК, Постановлений Пленума Верховного Суда РФ и Конституции.

Прокурор, то есть сотрудник органа, чьей прямой функцией является надзор за законностью, но чьё высшее руководство при этом связано с организованной преступностью и исламистским подпольем (дело Цапков, банда ГТА и др). и чьи близкие родственники участвуют в рейдерских захватах и распилах госсредств (дети Чайки), попросил заключить меня в концлагерь строгого режима сроком на 3 года.

Христианские мученики древности выбирали между ужасной смертью и верой, от которой они могли отказаться, сохранив жизнь, но выбирали смерть за веру, за свои убеждения, потому что вера для них была важнее жизни. Передо мной же такого выбора не стоит. Никто (пока) не заставляет меня отрекаться от своих взглядов, меня просто хотят крепко изолировать, чтобы я не мог оказывать никакого влияния на общественные настроения и пытать в качестве мести за мои убеждения. Поэтому 11 сентября я не пошёл в концлагерь, решив, что каждый день, проведённый на свободе, будет для меня большим подарком пусть я и буду фактически находиться на нелегальном положении.

Я продолжаю считать себя мирным гражданином, а не преступником, и уверен, что в будущем буду полностью реабилетирован за отсутствием в моих действиях состава преступления. Пока же передо мной остро стоит проблема выживания в новых условиях. Здесь очень важна поддержка друзей и товарищей, разделяющих мои мысли и устремления. Продолжает функционировать карточка Сбербанка 5336 6900 6767 1067.

Благодарю всех! Верю в лучшее будущее нашего народа и страны!

Дмитрий Бобров, 20 сентября 2017

Источник: https://vk.com/wall54994587_71993

Подписывайтесь на канал Дмитрия Боброва в Telegram.
Прочитано 375 раз
Оцените материал
(0 голосов)
Другие материалы в этой категории: « Резня в Сургуте Свобода слова »