20
Сен2016

Выборы

Откликнувшись на призыв Алексея Навального, я решил поддержать руководителя питерского Фонда борьбы с коррупцией Дмитрия Сухарева не только голосованием, но и поддержкой в наблюдении за процессом выборов. Благо живём мы в одном квартале, и он избирался в ЗАКС по моему округу. 

Поясню, что скептически отношусь к представительской демократии вообще и тем более в РФ. Но мне не сложно потратить десять минут для поддержки достойного человека, хотя бы имеющей только моральное значение, и не сложно потратить сутки, чтобы изучить изнутри процедуру так называемых выборов в РФ. Это способ получения новой информации и постижения внутренней сути системы, полезный для меня опыт.

Итак, я прошёл обучение, получил пакет с документами, включающий федеральный закон об основных гарантиях избирательных прав, дорожную карту наблюдателя УИК, набор бланков различных заявлений и требований и т.д. Я был назначен членом участковой избирательной комиссии № 1020 с правом совещательного голоса (ЧПСГ) и в 7:30 утра 18 сентября прибыл на избирательный участок.

Почти сразу же столкнулся с проблемами. Сначала меня отказались регистрировать из-за отсутствия моей фамилии в списке территориального избиркома (ТИК), хотя закон этого не требует. После долго не выдавали удостоверение члена избиркома. А уведомление о произведении мной фото- и видеосъёмки вообще отказались принимать.

Председатель УИК – школьная учительница средних лет – по любому вопросу сначала отказывала, а потом звонила в ТИК и меняла позицию. Складывалось впечатление, что она слабо знакома с законами и правилами, касающимися выборного процесса. Впрочем, также можно было сказать о любом члене УИК, добровольно-принудительно сформированной из учителей.

В результате проволочек я пропустил погашение открепительных удостоверений.

В 08:00 участок открылся для голосования и тут у меня начались серьёзные конфликты с членами УИК. Я постоянно перемещался по залу, внимательно наблюдал за выдачей бюллетеней по открепительным удостоверениям (это один из основных путей фальсификаций на прошлых выборах), держал наготове видеокамеру, чтобы зафиксировать нарушения, просил показать мне имеющиеся списки и реестры. Я мешал им и пугал их, поэтому в типичной учительской манере они попытались меня ограничить в действиях. Например, на повышенных тонах просили не стоять рядом со столами выдачи бюллетеней, не подходить близко к урнам, не перемещаться свободно по залу и т.д. Я же отвечал, что их требования незаконны, что я имею право свободно перемещаться по участку по своему желанию, знакомиться с любыми документами и т.д. В результате мне пришлось позвонить в штаб кандидата, и Дмитрий приехал для разборки.

Надо заметить, что вся участковая комиссия состояла из девяти немолодых женщин-учительниц и одного пожилого учителя-мужчины. Оказывать психологическое давление на молодых крепких мужчин им оказалось сложно и поэтому после жёсткого общения с кандидатом и сопровождающими перепуганные женщины перестали делать мне какие-либо замечания и после периодически жаловались, что по нашей вине их день начался с крайне неприятного инцидента, испортившего им настроение. На самом деле, конечно, вина была только на них, так как они пытались действовать незаконно.

Присутствовали на участке и полицейские, но мои документы были в полном порядке, а действия корректны и потому проблем с ними не возникло.

Другие наблюдатели и ЧПСГ: два человека от «Единой России», причём друг с другом незнакомые, наблюдатель от миллионера Туркина и сразу трое наблюдателей и ЧПСГ от «Справедливой России». Все наблюдатели были женского пола, и я оказался в окружении прекрасной половины человечества, в основном молодых студенток. Девушки эти работали на выборах исключительно с целью подзаработать и потому проявляли на участке небольшую активность. Кроме того у них не было опыта, т.к. они работали на выборах впервые.

До 12:00 избирателей было мало, но после полудня на участок повалила густая толпа. Видимо люди спешили быстрее выполнить гражданский долг и заняться своими делами. Столы для наблюдателей установили в противоположном конце помещения, и абсолютно контролировать урны для голосования не представлялось реальным. Правда, щели в урнах оказались очень узкими, и разом вбросить пачку бюллетеней было физически невозможно, что служило препятствием для фальсификаций.

После полудня, чтобы размяться, я решил принять участие в надомном голосовании. Всего 13 человек подали заявки на голосование дома, а значит, речи о фальсификациях не шло (в прошлые годы получили широкую известность именно вбросы сотен и тысяч голосов за партию власти во время надомного голосования). Но мне очень хотелось посмотреть, как живут люди, побывать в их квартирах, оценить качество жизни пенсионеров и инвалидов.

Увиденное неприятно меня поразило. Я конечно и раньше знал, что социально незащищенным группам населения приходится в РФ нелегко, но не до такой же степени! Рядом с нами тихо умирают миллионы пожилых людей – обездвиженных, слепых, передвигающихся на костылях, не получающих никакой помощи от государства. Так называемые соцработники в лучшем случае принесут инвалидам скромные продукты, которые можно купить на их пенсию, и это всё. Захламлённые квартиры с советской мебелью, запах тлена; печальна судьба престарелых людей в РФ.

На выборах почти не видно было молодёжи. До 30 лет вообще никого, 30-35 – отдельные граждане. В основном люди на излёте среднего возраста и пенсионеры. Это говорит о том, что молодое поколение не верит в честность выборов, в то, что выборы могут что-то изменить в стране или не может найти партию или кандидата себе по душе. Выборы 2016 года действительно стали самыми серыми за всю постсоветскую историю. Когда 13 партий из 14 участвовавших поддерживают власть это ненормально. Умрут пенсионеры, дисциплинированные в советские времена и нынешняя двадцати-тридцати процентная явка покажется неимоверно высокой.

В 20:00 голосование завершилось, участок закрыли, и начался подсчёт голосов. Эта процедура затянулась на многие часы. Копию протокола я получил только в 5 утра и наконец, ушёл домой. Наш кандидат получил 118 голосов, заняв уверенное второе место. К сожалению, победил единоросс Кущак, уже 18 лет сидящий в петербургском ЗАКСе и хорошо известный в округе.

Уверен, что на моём участке, несмотря на наличие нарушений, в большинстве второстепенных, фальсификаций не было. Возможно, это в том числе и моя личная заслуга.

В целом моё впечатление о процессе сбора и подсчёта подписей имеет ярко негативный характер. Всё устроено, как многое в РФ, неэффективно и убого. Что тюрьмы, что выборы, что отношение чиновников к людям – везде скрывается казённость в самом худшем смысле слова, неуважение к человеческой личности, идиотские требования и порядки.

Делать избирательные участки в школах, на мой взгляд, нельзя, они совершенно не приспособлены для этого. Нельзя привлекать для работы на них учителей, тем более женщин. Я уважаю учителей России и знаю, что среди них много прекрасных людей, но, тем не менее, выскажусь. И пусть феминистки будут меня ругать.

На мой взгляд, женские коллективы в большинстве случаев не способны для выполнения работы требующей большой сосредоточенности, слаженности и дисциплины. Без мужского направление и руководства большая группа женщин неизбежно скатывается в бестолковщину, что мне довелось лицезреть на выборах. Кроме того, большое влияние имеют многолетний отрицательный отбор, когда в педагогические ВУЗы поступают те, кто не смог поступить в престижные институты, и зарплата учителей не привлекающая на эту работу амбициозные пассионарные личности.

Институт выборов как таковой в России не прижился, и если завтра выборы просто отменят, то никто этого и не заметит, и вряд ли кто-то выйдет протестовать. Независимые от власти кандидаты практически не имеют шансов на успех в игре, где всё определяют дорогостоящие политические технологии, контроль над СМИ, толстые кошельки и административный ресурс.

Дмитрий Бобров, 20 сентября 2016

Источник: https://vk.com/dm_bobrov?w=wall54994587_64416%2Fall

Подписывайтесь на канал Дмитрия Боброва в Telegram.
Прочитано 773 раз
Оцените материал
(1 Голосовать)