20
Дек2017

По поводу хабаровского «экстремистского сообщества»

По поводу хабаровского «экстремистского сообщества». Там четверо парней занимались тренировками и увлекались националистическими идеями. Якобы хотели что-то сжечь. Сразу бросается в глаза, что ничего не сожгли, никого и пальцем не тронули, а только якобы собирались это сделать. Но доблестные спецслужбы раскрыли экстремистов и будут за это непременно награждены.

Доводилось мне общаться с большим числом простых русских националистов, то есть обычных жителей с некоторым общим взглядом на происходящее, навеянным витающими в воздухе стереотипами и определённым социальным опытом отношений с представителями различных социальных и этнических групп. И высказывания порой приходилось слышать сверхрадикальные. Вплоть до призывов к геноциду народов и убийствам полицейских начальников. Либералы, конечно, будучи на моём месте возмутились бы, написали заявление в политический сыск и потребовали наказать экстремистов. Я же всегда просил людей, чтобы они были сдержанней в высказываниях потому, что могут пострадать за это и глупо пострадать за простые слова.

Но что характерно все эти слова остались только словами, продиктованными эмоциями. А эмоции, как известно, есть психический процесс, отражающий отношение субъекта к окружающей действительности. Получается, что 282 статья это статья по борьбе с человеческими эмоциями, вызванными негативом в нашей жизни. Но как я сказал, никто из этих людей никого не убил и не взорвал, геноцида не осуществил. А те из моих знакомых, которые что-то реально совершили, имели привычку об этом помалкивать. То есть никаких реальных последствий от всех этих радикальных высказываний не было, а значит, не было никакой общественной опасности. Слова служили средством выпуска накопившегося пара.

А был бы я тайным сотрудником сыска (как любят про меня писать в интернетах настоящие агенты) или сознательным либералом, то в одиночку сумел бы значительно увеличить статистику по 282 статье в Санкт-Петербурге.

Так вот мнение моё такое, что ребятам не повезло. За ними наблюдали, следили, прослушивали и вероятно с ними разговаривали. Ведь я забыл сказать, что немало самых радикальных высказываний в жизни слышал от тех, в отношении кого возникали подозрения в сотрудничестве со спецслужбами. Ведь это так легко – развести под запись на нужный эмоциональный разговор находящегося в разработке фигуранта и таким образом доблестно раскрыть очередное «экстремистское» дело. Или просто тупо слушать и записывать, дожидаясь какого-нибудь радикального высказывания.

Скажут, а как же националистическая литература? как же «коктейль Молотова», флаг со свастикой и пособия по изготовлению взрывчатки?

Во-первых, из СМИ следует, что ничего такого хранение чего составляет состав уголовного преступления, найдено не было. Некоторым людям нравятся флаги со свастикой и националистические книжки, и они даже хранят их дома, но если вы считаете, что за это необходимо сажать на десять лет, то это вы больной человек.

Во-вторых, тренировки с «коктейлем Молотова» или изучение каких-то пособий ещё не значат, что эти люди преступники. Миллионы мужиков в России в той или иной степени увлекаются военно-партизанской тематикой, оружием. Многие из них нетолерантны и критически настроены к чиновникам. Нельзя исключать и банального любопытства, которое, например, побудило меня ещё двадцать лет назад прочитать «Поварённую книгу анархиста», содержащую инструкции по изготовлению взрывчатки и наркотиков, электронной слежке и методам физического устранения противников. Хоть я и дважды судимый националист, то до сих пор не делал по той книги ни наркотиков, ни взрывчатки и пр.

Молодые люди хотят морально и физически выделяться из массы обывателей, занимаясь для этого спортом и военно-спортивной подготовкой, исповедуя взгляды, которые не по душе либералам. Бывает, конечно, и такое, когда агрессия из плоскости эмоций переходит в реальный мир. Но в наше время это редкость и напоминаю, что парни ничего фактически не сделали. А почему? Видимо не особо то и хотели реального радикализма.

Дмитрий Бобров, 7 декабря 2017

P.S. На всякий случай, если спросят, почему я такой умный, а не смог избежать 282 статьи, объясняю: Посты за которые меня судили были опубликованы по версии обвинения через TOR, поэтому у них был не мой айпи. Айпи-адрес соединения не соответствовал моему айпи, но меня осудили, потому что по версии следствия я опубликовал посты через TOR. То есть если вас захотят осудить на какие-либо публикации, у которых не ваш айпи, то просто объяснят, что вы их опубликовали через TOR и дело готово. Но такие случаи пока особые – в отношении особенных людей, чем-то сильно доставших режим.

Источник: https://vk.com/wall54994587_72638

Подписывайтесь на канал Дмитрия Боброва в Telegram.
Прочитано 130 раз
Оцените материал
(0 голосов)