images/1111.jpglink
images/slider_double_14.jpglink
images/slider_double_11.jpglink
images/slider_double_12.jpglink
images/slider_double_07.jpglink
images/1gg.jpglink
images/2gg.jpglink
0 1 2 3 4 6 8
305635
25
Март2016

В эту субботу намерен посетить митинг "Коалиции за визовый режим", посвящённый убийству ребёнка няней-исламисткой Зульчехрой Бобокуловой.

Понимаю, что митинги это совсем не то, что привлекает сейчас людей. Люди запуганы репрессиями государства, люди не верят в эффективность простеста, люди привыкли к террору, исходящему от многонациональных друзей Путина. И всё же протестовать нужно, даже если нет никаких предпосылок для изменения ситуации. Я воспринимаю это как долг чести, который должен быть выполнен.

Поэтому 26 марта я приду в 14:00 на Марсово поле. Присоединяйтесь те, кто поддерживает требование введения визового режима и для кого убийство ребёнка в Москве это не чужая боль.

https://vk.com/wall-110457568_360

Дмитрий Бобров, 24 марта 2016

Источник: https://vk.com/dm_bobrov?_parent_post=-33632563_50000&w=wall54994587_61102

20
Март2016

Вышло интервью печально известного прокурора Жуковского, занимающегося в Санкт-Петербурге организацией политических репрессий. Именно с подачи этого негодяя в течение шести лет происходит преследование моей семьи, когда прокуроры вместе с полицией часами стучат в дверь, отключают электричество, всеми способами пытаясь запугать мою пожилую мать.

Причиной агрессии прокуратуры является моя гражданская активность, в том числе публикации по острым социальным вопросам. Именно об этом говорит Жуковский в интервью Интерфаксу:

"Каждый гражданин сегодня должен понимать, что одним неаккуратным действием, каким-то постом радикального характера, он может испортить всю свою жизнь. Жить потом с клеймом "экстремист" или "террорист" - нерадостная перспектива. Тут масса последствий и при трудоустройстве, и с точки зрения негативного отношения в обществе".

Высокопоставленный негодяй предупреждает – будете открыто выражать свои мысли, мы вас за это накажем, лишим работы, внесём в список террористов и поставим экстремистское клеймо. Вовек не отмоетесь!

В июне прошлого года на меня открыли уголовное дело по 282 статье за пост в соцсети, и ещё до судебного решения я был внесён в список действующих террористов и экстремистов Росфинмониторинга, после чего меня уволили с работы, заблокировали все мои банковские счета. Я, возможно, написал, что-то радикальное, призыв к насилию или что-то ещё в таком духе? Нет, эксперт посчитал, что я возвеличиваю русских, когда допускаю выражения «великий русский народ».

Так что прокурор лукавит, для существующего преступного режима «радикальным» может являться написание русские с большой буквы, что также вменено мне по уголовному делу. Впрочем, чего ждать от человека занимающего высокую должность в организации, руководители которой связаны с организованной преступностью.

Напомню, что сын генпрокурора занимался планомерными рейдерскими захватами, жена заместителя Чайки Лопатина имела общий бизнес с бандой Цапков, убивших двенадцать человек в станице Кущёвская. В этом бизнесе принимала участие и жена другого именитого работника прокуратуры – Староверова, известного тем, что в его доме жил и хранил оружие главарь банды ГТА – исламистов, называвших себя «джамаатом» и убивавших людей на трассе М4 «Дон».

И это только то, что стало известно в ходе одного гражданского расследования. Какие ужасные тайны о прокуратуре вскроются в дальнейшем, остаётся только гадать. Но уже сейчас можно судить, что речь идёт о настоящей мафиозной банде. И эта банда занимается не только добычей колоссальных денег с помощью рейдерских захватов, но и направляет карательные органы государства на борьбу с общественными силами, стремящимися изменить сложившееся положение вещей.

Высокопоставленные негодяи забывают, какую участь история всегда уготавливает организаторам политических репрессий. Их не жалеет ни старый, ни новый режим и они платят полную цену за свои преступления. Поэтому судьба Жуковского известна. Жаль только человеческие жизни, сломанные бездушными бюрократами.

Дмитрий Бобров, 20 марта 2016

Источник: https://vk.com/dm_bobrov?_parent_post=-46461134_719915&w=wall54994587_60981

15
Март2016

Все знают, что в России сейчас серьёзный экономический кризис. Из-за падения цены на нефть доходы российского бюджета значительно снизились и повсюду сокращаются расходы. Больше не индексируют пенсии, урезают затраты на здравоохранение, даже полицию сокращают. Однако существует расходная строка, которую не только не урезают, но и повышают в условиях кризиса. Видимо это что-то очень важное, более значимое для государства, чем медицина и пенсии. Но что же это? Разумеется, речь идёт о выплатах миллиардов рублей Северному Кавказу. 

На днях правительство объявило о повышении дотирования Северного Кавказа почти на 50% - до 360,8 миллиардов рублей. Кризис кризисом, а приоритеты властвующего режима остаются прежними. Пенсионеры могут затянуть пояса потуже, но не южные республики.

Пишут, что деньги эти нужны для развития региона, для «поддержки инвестиционных проектов в агропромышленном и промышленных секторах». Красивые слова, но что реально стоит за ними? Одна из самых высоких по стране безработица, слабое производство, а с другой стороны, помпезные дорогостоящие стройки, типа самой большой в Европе мечети «Сердце Чечни» и футуристического комплекса высотных зданий «Грозный-Сити», кортёжи местных князьков из роскошных автомобилей премиум-класса, да праздники с западными мега-звёздами за баснословные гонорары.

Следует заметить, что вышесказанное не относится к Ставропольскому краю, зачисленному в РФ в состав Северо-Кавказского федерального округа. На Ставрополье развито и машиностроение, и лёгкая промышленность, и энергетический комплекс. Чечню же, например, называют «чёрной дырой российской энергетики», также как и Дагестан, потому что задолженность по покупке газа и электричества в республиках составляет миллиарды рублей.

Правда, партия жуликов и воров «Единая Россия» получает в этих республиках на выборах почти стопроцентную поддержку, что может объяснить, почему выплаты на Северный Кавказ для режима важнее, чем пенсии старикам. Можно ещё, конечно, выдвинуть «расистскую» версию, по которой некавказские регионы считаются среди правителей второсортными и не заслуживающими ни денег, ни развития, но вы же в это не поверите? Или поверите?

Дмитрий Бобров, 14 марта 2016

Источник: https://vk.com/dm_bobrov?_parent_post=-33632563_49505&w=wall54994587_60840

09
Март2016

Предисловие

Огромную популярность в наше время имеют постапокалиптические истории, наподобие «Метро 2033», повествующие о мире после ядерной войны. Ну а фантастические саги о нашествиях инопланетных захватчиков давно уже превратились в классику литературы и кинематографа. Однако существуют куда более реальные опасности и угрозы, об одной из которых я решил пофантазировать в нижеприведённом рассказе.

 

Хочу сказать, что данный рассказ не преследует целью разжигание национальной или религиозной ненависти и вражды. Во-первых, исламизм интернационален и радикальными идеями может быть заражён представитель любого народа. Во-вторых, я не ставлю знака равенства между исламом, как одной из общепризнанных мировых религий и радикальным исламизмом, являющимся лишь экстремистским течением, не обладающим никакого права говорить от имени всех мусульман в целом и зачастую направленный, в том числе и против мусульман.

И, тем не менее, считаю необходимым говорить о проблемах исламизации. Замалчивание этих проблем способно привести лишь к воплощению описанного мной фантастического сценария в реальности.

***

29 марта 2028 года муэдзин, взбиравшийся рано утро на минарет, пристроенный к бывшему торговому комплексу «Июнь» не смог призвать верующих на утреннюю молитву. Снаряд, пущенный из гранатомёта, направленный на пулёмётную точку, располагавшуюся чуть ниже – на крыше гаража, отклонился и ударил по кирпичной башне. Огненная вспышка поглотила служителя Аллаха, начался штурм.

К операции наш отряд готовился несколько недель. Самое сложное досталось разведчикам. Днями напролёт они вынуждены были находиться на территории бывшего Красногвардейского района Петербурга, ныне полностью контролируемого уммой.

За три года прошедшие после исламской революции здесь всё изменилось. Прежде многонаселённый район опустел, обесточенные дома чернели разбитыми окнами с чёрными метками старых пожаров, повсюду стояли сожженные или брошенные автомобили, улицы перекрывали остатки баррикад, повсюду мусор, грязь и огромные лужи больше напоминающие небольшие водоёмы. Конечно, мусульманская администрация частично поддерживала порядок на улицах, но содержать всю городскую инфрастуктуру в рабочем состоянии не могла. Массовый исход населения способствовал расширению всеобщей разрухи.

Странно было вспомнить, что всего лишь несколько лет назад здесь бурлила мирная жизнь, работал городской транспорт, кафе и магазины, везде ходили толпы людей, девушки. Теперь по новым законам женщины не могли находиться на улице без сопровождения мужчины и без абайи, то есть длинного чёрного платья с рукавами и капюшоном, скрывающего лицо и очертания тела. Нарушительниц запрета хватали снующие повсюду патрули исламской полиции, доставляли домой, а мужчин-опекунов, допустивших это, наказывали плетьми.

Поразительно, как быстро меняется жизнь в городах, охваченных революцией или войной. Ещё вчера город сохранял ритм привычного существования, а сегодня внезапно оказывается погружённым в хаос противостояния, и тысячи жизней людей стремительно перемалываются кровавым и безжалостным молохом. Это дано было почувствовать жителям Донбасса в 2014-2015 годах, а ещё раньше грозненцам. В мгновение ока исчезают социальные связи и статусы, больше нет ни работы, ни развлечений, только непрерывные бомбёжки и обстрелы, голод и страх, наполненные отчаянием дни и недели в тёмных подвалах.

Впрочем, в Петербурге исламская революция 2025 года прошла относительно мирно, тем не менее, радикально изменив жизнь города.
Исламизация России происходила постепенно, и может быть оттого, долгое время не замечалась большей частью коренного населения. Лишь русские националисты прошлого говорили периодически об этой проблеме, однако их голос был слаб по сравнению с мощью официозных сми, проповедующих толерантность и дружбу народов.

Ложь, повторённая тысячу раз, становится правдой. И россияне поверили в собственную многонациональность, хотя тот же Петербург, будучи в советское время исключительно моноэтничным городом (в 1989 году русских вместе с украинцами и белорусами насчитывалось почти 95% населения) никогда не знал в своей истории такого наплыва пришлых людей.

Изначально считалось, что иммигранты приезжают временно, чтобы поработать и вернуться домой, однако всё большее их число обосновывалось в России в всерьёз, получая гражданство, приобретая недвижимость, привозя сюда свои семьи. В результате этнический облик страны менялся, став к 2025 году почти на треть азиато-кавказским. Местные бывало возмущались новым соседством не всегда приятным и порождающим эскалацию этнпреступности, но постепенно свыклись, больше погружённые в борьбу за личное выживание в условиях прогрессирующего социально-экономического кризиса. Ну а националисты оперативно подавлялись карательными органами государства и вытеснялись в маргинальное поле.

Постепенно в стране возникло настоящее государство в государстве, и оно имело исламское лицо. В мечетях и молельных домах ходили по рукам книги и диски с некоторыми идеями и призывами и идеи эти всё крепче овладевали умами. Видя царящий вокруг имморализм и эрозию насквозь прогнивших государственных институтов РФ, идеалистически настроенные пассионарные молодые мусульмане всё более убеждались в необходимости политической борьбы за собственную исламскую государственность, основанную на законах пророка и шариате. Так называемый традиционный ислам, то есть организации мусульман ещё с советских времён находящиеся под контролем спецслужб, стремительно терял свою паству и влияние. Всё большую популярность и в России и во всём мире получали салафиты, призывающие ориентироваться на жизнь общины первых мусульман.

Тем временем российское государство стремительно деградировало. Ворох социальных проблем, возникших в эпоху Путина, десятилетиями игнорировался, превращаясь в мину замедленного действия под фундаментом национальной безопасности страны. И если массами коренного населения ещё удавалось управлять с помощью массированной пропаганды псевдопатриотической идеологии, замешанной на культе «9 мая» и мнимой холодной войне с Западом, то на мусульманскую умму эти способы манипуляции не действовали. Радикалы считающие, что неверные являются воплощениями дьявола и должны быть убиты или обращены в рабство, завоевали большое влияние в замкнутой общине мусульман-иммигрантов.

Либерально настроенные политики и в России и на Западе много говорили о необходимости интеграции иммигрантов в общество, принимались различные программы призванные ей помочь, тратились миллиарды на их адаптацию и обучение основам местной культуры. Однако все эти программы закономерно завершались крахом. Даже во втором и третьем поколении иммигранты не желали ассимилироваться, зачастую не знали европейских языков, проявляли враждебность по отношению к государству, участвуя в массовых беспорядках, поджогах машин и грабежах, ставших для Западной Европы привычными. В России на первый взгляд ситуация не выглядела так плохо. Да, отдельные группы радикалов совершали периодически террористические акты, и была велика этническая преступность, но всё же долгое время массовых мусульманских выступлений не происходило. Быть может из-за этого исламская революция стала для всех полнейшей неожиданностью.

В начале 20-х годов 21 века в России к власти пришли условные либералы. К этому времени выстроенная Путиным коррупционно-чиновная вертикаль окончательно сгнила и рухнула. Всех захватило чувство небывалого эмоционального подъёма, вроде как после «Революции Достоинства» в 2014 году на Украине. Многим казалось, что наступило время исполнения самых смелых мечтаний о реформах, способных в краткие сроки сделать Россию процветающей страной. Падение же оказалось не менее страшным и деморализующим.

К тому времени ворох проблем, о которых я писал выше, превратился в такую огромную гору, что для их решения потребовались бы многие годы работы самых идеальных управленцев-патриотов. Надо ли говорить, что новая власть вовсе не была идеальной?

Коррупционные скандалы, грызня между собой, новые экономические сложности быстро подорвали доверие к новой власти. Но самым худшим её качеством была нерешительность и неадекватность при принятии решений в экстремальных ситуациях.

Курбан-Байрам 2025 года на Красной площади в Москве навсегда вошёл в историю. Сначала всё выглядело как свидетельство полного торжества исламской религии в древней русской столице. Двухсоттысячная толпа верующих, сотни баранов зарезанных под стенами Кремля, громогласные выкрики «Аллах акбар!» Мнения о том, что произошло дальше, разнятся. Можно лишь констатировать провокацию, спланированную же или невольную, неизвестно.

Произошло кровавое столкновение между толпой мусульман и омоновцами, приведшее к многочисленным жертвам среди обеих сторон и ставшее причиной последующего исламского восстания.

В те дни простые жители наблюдали за происходящим с недоумением. Мусульмане заявляли, что их права не защищены в РФ, что они подверглись жестокому нападению в свой священный праздник и многие демократически настроенные граждане поддерживали их. Другие, из числа анархистов и всякого рода социальных активистов, импонирующие любой антигосударственной активности масс, тем более горячо любимых ими иммигрантов, также поддержали выступления мусульман, рассчитывая, что новые протесты расшатают государственную власть. Большая часть ж е людей оставалась в качестве пассивных наблюдателей за развёртывающимися событиями.

Всё началось с массовых уличных сходов-поминовений погибших, запретить которые либеральная власть не посмела. С целью не допустить новых столкновений полиция почти не присутствовала на этих акциях. В результате, когда в дело вступили радикальные проповедники, агитирующие собравшихся к решительным действиям, противостоять толпе было некому. Немногие полицейские были разоружены, по стране покатилась волна захватов полицейских отделов и администраций.

Думаю, что мусульманские радикалы давно готовились к подобному сценарию. Многие из них имели опыт боевых действий в разных частях мира, обладали опытом установления власти в захваченных ими регионах. Поэтому всё ими делалось быстро и по наработанным заранее схемам. Наличие организационной сети и ядра прошедших войны боевиков помогло им добиться успеха. Разумеется, оружие у них тоже было и в немалом количестве.

Возникли мусульманские отряды самообороны, якобы для защиты от террора полиции. Каждый отряд контролировал определённую территорию, населённый пункт, район. Органы власти РФ захватывались или уничтожались, возникала параллельная мусульманская структура власти.
Отпор полиции, спецслужб и армии РФ оказался весьма вялым. Десятилетиями в государственных учреждениях нивелировалось понятие долга, замещаемое выслуживанием перед начальством, формализмом и безответственностью. Большое значение имела и нерешительность высшей государственной власти. Приказы о жёстких действиях против исламистов начали поступать слишком поздно. Когда дело реально запахло жареным, полицейские и военные стали массово покидать места службы, переставая выполнять чьи-либо приказы и занявшись обеспечением безопасности своих семей. Некоторые территории остались под контролем разрозненных группировок бывших силовиков РФ, быстро выродившись в полубандитские анклавы, ничуть не лучше исламистских.

А что же общество, спросите вы? Общество пассивно взирало на происходящее, словно овца, приготовленная на заклание. Люди в большинстве были атомизированы и не способны самоорганизоваться для своей защиты, в отличие от сплочённых мусульман. Десятилетиями российские власти всячески притесняли критиков исламизации, сажали их в тюрьмы, преследовали. Поэтому люди просто боялись что-то плохое думать и говорить об иммигрантах, а тем более предпринимать какие-то действия против них. Большинство рассчитывало, что кто-то решит за них все проблемы, ибо к такому мышлению их приучила власть. Первые месяцы после восстания представители коренного населения никак не ущемлялись и потому в большинстве не считали нужным участвовать в борьбе государства и исламистов, предпочитая личное общественному. Но прошло три года и это большинство теперь в рабских ошейниках трудилось на мусульман, их женщины торговались на рынках, а за каждым нарушением строгих правил следовало наказание плетями.

Наш боевой отряд имеет давнюю историю, восходящую ещё к середине 10-х годов. Тогда группа петербуржцев, убеждённых в порочности национальной политики руководства страны, и в том, что она приведёт Россию к катастрофе, начала готовиться к неизбежным событиям будущего. Мы не занимались политической борьбой, осознавая её абсолютную бесперспективность в условиях тотального чиновно-олигархического диктата, мы поставили во главу угла военно-спортивную подготовку и навыки выживания в экстремальных условиях. Спустя годы наши усилия принесли плоды.

Когда факт исламистского восстания стал очевиден, отряд полностью перешёл на казарменное положение. В отдалении от города на месте заброшенных сооружений министерства обороны мы основали тайный лагерь, куда перевезли и свои семьи. У нас было всё необходимое для выживания, запас еды и оружие, и мы были готовы постоять за себя!

В шести километрах от нашей основной базы находилась небольшая деревня. Штук тридцать маленьких частных домов живущих приусадебным хозяйством, почти пустой коттеджный посёлок на пятьдесят участков, да трое фермеров покрупнее. То, что произошло с ними - характерно для всей России.

Несколько домов в деревне занимали выходцы из Средней Азии – три или четыре больших семьи. Вели небольшое хозяйство, выращивали баранов и кроликов, да мотались время от времени в город на дополнительные заработки. Одну из первых активных операций нашего отряда мы решили посвятить искоренению этого гнезда чужаков, однако не успели совершить задуманное, столкнувшись с вооружёнными дробовиками местными мужиками, организовавшими охрану периметра посёлка. Они просто не дали нам сделать то, что должно, мотивировав это тем, что азиаты эти якобы «нормальные люди, не террористы». Плюнув, мы ушли обратно в лес. Спустя две недели кучка окровавленных деревенских доковыляла к нашему лагерю. Оказалось, что деревня была атакована большим отрядом исламистов, которые из автоматов легко перестреляли мужиков с охотничьими ружьями, разграбили и подожгли дома, да увели в рабство многих девушек и юношей. Вместе с исламистами находились местные азиаты, очевидно и приведшие их. Уцелевшие после погрома мужики влились в наш отряд, охваченные желанием мести.

С самого начала мы чётко понимали, что просто отсидеться в своей лесной берлоге и переждать не получится. Исламисты всегда поступали с определённой логикой. Сначала они закреплялись на территории, получая всю полноту власти. Потом начинали понемногу закручивать гайки. Запрещалось курить сигареты, открыто исповедовать другие религии, нарушать исламистский дресс-код, брить бороду и как-либо проявлять неуважение к исламу. Ежедневно в специальных публичных местах осуществлялись наказания нарушителей плетями. В бывшем Красногвардейском районе Петербурга, где мы сегодня находились, людей наказывали на площади у торгового центра «Июнь», ныне штаб-квартиры местного джамаата.

Дальше – больше. Каждый неверный обязывался платить подушную подать, что не являлось для кяфиров гарантией от обращения в рабство. Собственно большая часть немусульман стала при новой власти рабами, выполняя все необходимые работы, включая уборку домов исламистов, выращивание овощей, выпас овец и баранов, расчистку улиц от мусора. Русских женщин же делали наложницами, и продавали на специальных рынках, начиная с 12-летнего возраста.

Закрепившись на определённой территории, исламисты стремились к дальнейшему расширению своей власти. Повсюду возникли территориальные джамааты, объединявшие местных исламистов, вершившие суд и осуществляющие периодические вылазки в места, где ещё нет их власти. Иногда джамааты объединялись, создавая грозную силу в десятки тысяч вооружённых бойцов, и устраивали зачистку независимых территорий, оставляя после себя выжженные деревни и горы трупов, ведя на цепях обратно сотни рабов. Учитывая разрозненность сопротивления, полное завоевание всех территорий являлось лишь делом времени. Поэтому мы не ждали, когда джихадисты придут к нам, чтобы убить нас и обратить в рабство, а атаковали их первыми.

Мы считали, что народу, деморализованному от десятилетий пропаганды толерантности и исламистского террора нужно показать пример борьбы, который мог бы стать толчком к всеобщему восстанию против нового басурманского ига. В конце концов, чисто численно нас было не меньше, чем их. Нужно было лишь возродить дух борьбы, прежде сильный в нашем народе
Отчасти нам помогало и то, что внутри уммы тоже существовал изрядный разброд и противоречия. Формально обладающий абсолютной властью халиф сидел в Москве и фактически не мог повлиять на ситуацию во всех концах своих огромных владений. Многие джамааты на местах, вместо укрепления власти халифата погрязли в коммерции, занимаясь разграблением оставшихся от РФ культурных сокровищ. Одна лишь продажа на западных чёрных рынках предметов из Эрмитажа сделала мультимиллионерами сотню местных полевых командиров. Кроме того, несмотря на интернационалистическую сущность исламистского движения, внутри него существовали немалые национальные противоречия и конфликты.

Как реагировала на ситуацию в бывшей РФ Европа? Во многом равнодушно, ведь у неё у самой существовали огромные проблемы. Войска НАТО лишь взяли под охрану российские атомные объекты и укрепили границу. Проводить наземную операцию на огромной территории, заведомо сопряжённую с большими потерями, в Европе не рискнули. Однако время от времени авиация альянса наносила ракетно-бомбовые удары по базам террористов, чем реально препятствовала их усилению. Правда, иногда удары попадали и по укреплениям антиисламистов, которые считались в Европе «расистами» и незаконными вооружёнными формированиями. Только наследующие непосредственно от РФ отряды «кадыровцев» считались единственной легитимной властью, но сложно было отличить одних исламистов от других, поскольку и те и другие правили шариат, всех грабили и чисто внешне выглядели неотличимо.

Итак, мы решили бороться за свою землю и будущее наших детей. И нам сопутствовала в этом удача. Сказалась многолетняя подготовка и железная дисциплина, резко контрастирующая с махновской вольницей у джихадистов. За три года наш отряд сильно возрос, но мы брали к себе лишь тех, от кого был толк, а от не оправдавших доверие избавлялись. Каждый мог добровольно покинуть отряд, но находясь в наших рядах нёс полную тяжесть ответственности. Однажды наш Командир просто застрелил одного из новичков, отказавшегося от выполнения приказа и это было правильно, потому что в бою такой человек мог бы погубить всех нас.

Моим отделением командовал Константин Петрович Родионов, носивший также способное показаться обидным прозвище «едросс». Раньше он действительно состоял в «Единой России» и даже возглавляет одно из её районных отделений. Поддерживал все начинания власти, разделял мультикультурную идеологию многонациональности. Но однажды у него случилась беда. Трое выходцев из Узбекистана изнасиловали и убили его тринадцатилетнюю дочь. В тот день к нему приехал член городского бюро ЕР. Принёс соболезнование. Сказал, что произошла ужасная трагедия, которую могут использовать в антигосударственных целях экстремисты, чего категорически нельзя допустить. Родионову было предложено принять участие в съёмках передачи для центрального телевидения. Он должен был заявить полное неприятие национализма и ксенофобии, рассказать о дружбе дочери с иммигрантами, о том, что её смерть это удар и для её нерусских друзей, опровергнуть национальный подтекст преступления, короче говоря, сделать всё для того, чтобы общественная толерантность к приезжим не было поколеблена.

В тот день голове у Родионова замкнуло. Он достал свой карабин «Сайга» и пять коробок патронов, положил их в спортивную сумку и поехал в телецентр. Результатом нервного срыва у отца, потерявшего дочь и халатности охраны, не заметившей, что человек входящий в здание вооружён, стали смерти восьми человек, включая главу петербургского УФМС, телеведущего, председателя общественной организации «Узбекские трудовые иммигранты» и зрителей из зала.

Родионова арестовали и должны были судить. Ему грозило пожизненное лишение свободы. Но произошло восстание исламистов, тюрьма была взята штурмом и все заключённые без разбору освобождены. Он оказался на свободе и примкнул к нашему отряду, став одним из самых беспощадных к врагу бойцов.

Утром 29 марта 2028 года мы намеревались сделать крупный шаг на пути к победе над исламистами. Если раньше мы зачищали от террористов в основном населённые пункты области, то сегодня мы планируем нанести удар по одному из самых сильных городских джамаатов – красногвардейскому, называемому так по старому названию района вблизи ныне разрушенной станции метро «Ладожская». Основная база исламистов находится в здании бывшего торгового комплекса «Июнь», здесь квартируется их самое крупное боевое подразделение и хранится казна уммы, в подвалах томятся сотни пленников и рабов, а в здании бывшего гаража ночует огромное баранье стадо, днём выгоняемое пастись в бывший парк «Малиновка». Захват «Июня» станет первой крупной стратегическое победой нашей освободительной войны, обеспечивающей нам контроль над огромной территорией к востоку от центра Петербурга.

В сегодняшней операции участвуют почти сто процентов личного состава отряда. На базе остались лишь маленькие дети и инвалиды, даже большая часть наших женщин будет сегодня драться. Ведь если мы проиграем, то и им больше не будет жизни. Рабство это не жизнь, ведь мы – свободные люди. Сегодня мы будем сражаться за свободу, которую потеряли из-за собственной глупости и пассивности в прошлом. Настало время исправлять свои ошибки.

В рации раздался голос Командира: «Вперёд! Да благословит нас Господь!» Пущённая из гранатомёта ракета взорвала башню минарета. Штурм начался.

9 марта 2016 года
Дмитрий Бобров

Поблагодарить автора: карта Сбербанка 5336 6900 9701 7463.

Источник: http://ns-dima-schultz.livejournal.com/165176.html

07
Март2016

Стариков прочитал лекцию в Академии Генштаба. Рассказывал про завершение эры доллара, про беженцев в Европе и информационные войны. Остаётся порекомендовать Генштабу не ограничиваться одним только Стариковым и поддерживать планку выбранного интеллектуального уровня. В следующий раз ждём в Генштабе фокусника Данилина, Кашпировского, Чумака и прочих иллюзионистов. Уверен, что они не хуже Старикова научат российских генералов как побороть американский империализм.


__________________

upd

Граждане пишут, что Старика освистали в во время его выступления в Университете. В Генштабе не так, что хорошо демонстрирует его интеллектуально-политический уровень.

upd

Предлагаю флэшмоб #СтариковПозорРоссии. Все, кто поддерживает размещайте хэштег у себя на страницах в соцсетях.

Дмитрий Бобров, 7 марта 2016

Источник: https://vk.com/dm_bobrov?w=wall54994587_60736

07
Март2016

В Петербурге судья Конституционного суда Константин Арановский высказал простую в общем-то вещь - что Россия ничем не обязана иммигрантам, что прочность её не безгранична и что государство имеет обязанности прежде всего перед её народом. Тем не менее эти в сущности банальные аксиомы национального эгоизма в современной РФ просто напросто неизвестны.

"Фонтанка" цитирует судью:

«Власти Российской Федерации не должны и не могут обещать прием всему роду человеческому и каждого взять под защиту... Демократическое и социальное государство связано обязанностями и ответственностью прежде всего перед народом – носителем суверенитета, то есть перед общностью граждан России».

«Прочность национального уклада и запасы его ресурсов значительны, но вряд ли безграничны. Это не позволяет государству свободно ими рисковать и распоряжаться даже ради общечеловеческой гуманности».

«Россия – не единственное место, где могут жить люди, и не последнее прибежище всякого мигранта, при том что не каждый готов участвовать в ее национальной культуре и правопорядке. Она не обязана всех приютить и оставить у себя».

Присутствие здравого смысла в высшей судебной инстанции РФ удивляет. Мы уже привыкли жить словно в царстве абсурда, где выступления и действия представителей государственной власти зачастую выглядят как поступки умалишённых.

Впрочем проявление здравомыслия поражает, но не оставляет надежды. Ведь рассчитывать на то, что ростки разума не будут задавлены железобетонной плитой чиновной тупости и цинизма, не приходится. Дурное дерево никогда не приносит добрых плодов.

источник информации: http://www.fontanka.ru/2016/03/06/065/

Дмитрий Бобров, 7 марта 2016

Источник: https://vk.com/dm_bobrov?_parent_post=-33632563_49226&w=wall54994587_60735

07
Март2016

Закончился месяц моего заключения в ПКТ. Что будет дальше я и не предполагал. Мои соседи сидели в ПКТ долгими месяцами и годами, периодически получая новые трёх или шестимесячные срока, мне же была уготована иная участь.

Сначала меня перевели в ШИЗО. Весёлый инспектор отвёл меня в родную восьмую камеру. 

Здесь всё изменилось. Камера была пуста и залита солнечным светом. Ставни открыты. Несколько недель назад восьмёрка представляла собой мрачный тёмный в любое время суток каземат - место круглосуточных мучений для двадцати четырёх заточённых здесь людей. Сейчас же уже ничего не напоминало о той боли, что мы испытывали в тесноте восьмой камеры. Свет и потоки свежего воздуха смыли со стен воспоминания о прошлых страданиях.

Я находился один в совершенно пустом огромном помещении и не знал чем заняться. Мне выписали пятнадцать суток штрафного изолятора, и я предполагал, что по их истечении меня отправят обратно в ПКТ. Однако вскоре меня ждала радикальная смена обстановки.

За день до окончания срока моего пребывания в ШИЗО кто-то вечером тихонько постучал снаружи в окно. Я встал ногами на трубы отопления и подтянулся к окну. За стеклом вечерний сумрак смазывал и делал неразличимыми тёмные очертания фигуры человека.

- Кто это? – спросил я вполголоса, чтобы не услышали сотрудники.

- Это я, Гапон, - прозвучал знакомый голос.

- Здорово, Лёха, как дела? – После двух недель в ШИЗО я всерьёз обрадовался возможности пообщаться со знакомым.

- Хорошо, всё в порядке. Я вот что пришёл, посылка у меня к тебе, от дворников.

Я полминуты соображал и вспомнил, что незадолго до моего ареста и заключения в ШИЗО на имя одного активистов бригады дворников друзьями со свободы была отправлена бандероль с книгой. Теперь Гапонов принёс мне её.

Спустя десять минут с приложением массы усилий книга проникла сквозь щели в решётке и окне и слегка поцарапанная и помятая оказалась у меня. Я был искренне рад. Я впервые держал в руках произведение Ильи Стогова «Неприрождённые убийцы».

Впоследствии эта книга получила множество переизданий и стала очень популярным чтивом среди молодых радикально настроенных субкультурных русских националистов, а тогда она только недавно вышла.

Я никогда не считал Стогова настоящим писателем, но считал хорошим журналистом-компилятором. Десятью годами ранее мы зачитывались его документальной книгой «Революция сейчас» - о российском политическом андеграунде 90-х годов – и вот пришло время прочитать о самих себе.

Ночь я провёл за чтением. Повествование, составленное Стоговым по фактуре сообщённой им Георгием Бойко, фигурировавшим на титульном листе под псевдонимом Георгий Оперской, обладало хорошей динамикой. Не мудрено, что молодёжь увлеклась «Неприрождёнными убийцами» - книга легко погружала в мир насилия, привлекательного для максималистки настроенных молодых людей. В значительной степени Стогова и Бойко можно назвать популяризаторами уличного насилия, ведь именно после распространения «Неприрождённых убийц» среди молодых националистов, повсюду стали возникать фан-группы увлекающихся фигурой Дмитрия Бобровикова и тематикой БТО юных радикалов.

Обо мне на тот момент уже написали сотни газет и рассказали десятки телепередач, так что я находился на абсолютном пике известности. И всё же необычно было читать книгу, посвящённую, в том числе и мне. На первых ста страницах излагалась история рождения и распада Шульц-88 – так как она виделась Бойко. Ну а на обложке красовалась фотография Алексея Максимова – моего товарища Мухи-Бормана, ныне вывезенного из Металлостроя в Обухово.

Что касается содержания книги, то я вынужден расстроить моих молодых читателей – оно имеет мало общего с реальностью. Творческий вымысел широко коснулся не только отдельных фактов, но и всей реконструкции описываемых событий, достоверно судить о которых с помощью «Неприрождённых убийц» совершенно невозможно. Красивая сказка об уличном радикализме, притягательная в стройности изложения, завораживающая чёткой логикой развёртывания ситуации, в сущности, является лишь самостоятельным художественным произведением, существующим независимо от нашей настоящей истории. Количество фактических ошибок в ней столь велико, что возражения на них заняли бы больше места, чем я могу им здесь уделить.

Утром дверь открылась и меня повели обратно в камеру ПКТ, где оставались мои вещи. Мне дали десять минут на сборы и объявили, что выписано постановление о водворении меня в единое помещение камерного типа – ЕПКТ, сроком на один год. ЕПКТ, или как ласкательно его называют зэки – «ешка», в нашем регионе находилось одно – в зоне строгого режима ИК-7 «Яблоневка». Моё странствие по учреждениям пенитенциарной системы отныне направлялось туда. До конца срока оставалось ещё более двух лет, но я так и не нашёл постоянного места для отбывания наказания, словно разные учреждения системы бесконечно отторгали меня как чужеродный организм в своём огромном раскинувшемся на просторах России лагерном теле.

_____________________________________

Для оказания помощи в издании второй части "Записок военнопленного" вы можете перевести любую доступную сумму на карту Сбербанка 5336 6900 9701 7463. Ориентировочная дата издания книги - май, июнь 2016. Каждый пожертвовавший 300 рублей получит электронную версию книги. Каждый пожертвовавший 500 рублей получит бумажную книгу с моим автографом после её выхода в свет, включая почтовую пересылку. Тот, кто пожертвует тысячу, получит две бумажные книги. Товарищи, пожертвовавшие более значительные суммы, могут рассчитывать на мою публичную благодарность, включая приглашение на закрытую презентацию книги, личную встречу и благодарность на первых страницах издания.

Спасибо!

Дмитрий Бобров, 6 марта 2016

Источник: https://vk.com/dm_bobrov?_parent_post=-33632563_49226&w=wall54994587_60725

03
Март2016
Нам рассказывали и продолжают рассказывать, что убийца ребёнка шизофреничка и её поступок не связан ни с какими террористическими исламистскими идеями. Но что мы слышим на этом видео:   "Отомстила тому, кто кровь (мусульман) проливает", "детей (моих) убейте, они не нужны мне, они Коран не читают", "клянусь аллахом!".Гульчерха хочет жить в исламском государстве и её действия являются местью России за бомбёжки единоверцев в Сирии. Никакой шизофрении, обычный радикальный исламизм.  

{youtube}sGfHXeC5E8M{/youtube}

  Говорил и ещё раз скажу, что джихадистов, убивающих невинных людей, надо давить беспощадно везде - и в России и если надо в Сирии. Но политика Путина поражает своей безответственностью. О какой борьбе с исламизмом за пределами России может идти речь, когда наши города заполнены десятками миллионов мусульманских иммигрантов? Думается, что это обычный популизм политика, пытающегося с помощью "маленькой победоносной войны" восстановить утраченное международное влияние.   Запутинские многоходовочки уже заплатили своими жизнями 224 пассажира аирбаса, взорванного террористами над Синаем, теперь из-за них погибла четырёхлетняя Настя. И жертвы эти, к несчастью, не последние.   Дмитрий Бобров, 3 марта 2016   Источник: https://vk.com/dm_bobrov?w=wall54994587_60652%2Fall